30.11.2022, 18:02

День работников нефтяной и газовой промышленности имеет отношение и к геологам, дающим работу, объемы, перспективы и нефтяникам, и газовикам.

Наш собеседник – Андрей Бембеев, ведущий инженер группы сопровождения геологоразведочных работ Южного филиала ВНИГНИ. Бембеев – кандидат геолого-минералогических наук, автор 26 научных работ, член- корреспондент двух авторитетных академий, член Евразийского союза экспертов по недропользованию.

- Андрей Васильевич, выбрав геологию своим жизненным поприщем, вы пошли по стопам отца?

- Да, это так. Мой отец – Василий Эрднигоряевич Бембеев, внес большой вклад в развитие геологии. В 2018 году газоконденсатное месторождение возле п. Кумской названо его именем. Он был лауреатом Госпремии, кавалером ордена «Знак Почета», кандидатом наук, образно выражаясь, дважды академиком. А еще отец увлекался поэзией, была издана сборник его стихов.

- В вашей трудовой биографии тесно переплелись наука и производство...

- В 1985 году окончил Саратовский университет, получив квалификацию «инженер – геолог – нефтяник». Начинал помощником бурильщика, трудился в геохимической партии, был полевым геологом, старшим геологом при бурении глубоких поисковых скважин. В тресте «Калмнефтегазразведка» стал начальником отдела, затем – главным геологом. В 2000 году меня назначили заместителем руководителя Комитета природных ресурсов РК. Работал также директором департамента геологии ОАО «Калмнефть». Трудился в Москве, Башкирии, Казахстане. Везде занимался геологией, как говорится, поверял науку на практике. Это –выбор жизненного пути, и я этим доволен. В юности была романтика в степи – полевые работы, вагончики, буровые вышки. Видел бьющие из-под земли горящие фонтаны, хотя это запрещено правилами разработки нефти.

- Что представляет собой геология Калмыкии?

- На территории республики пробурено где-то 48 параметрических скважин глубинами ниже 4,5 км. Для сравнения, в соседних регионах таких скважин сотни и даже тысячи. Это научные скважины, их бурят для того, чтобы понять, что там под ногами, какая картинка. При этом, значительная часть территории Калмыкии остается, скажем так, недоизученной.

- И все же, залежами каких полезных ископаемых богаты калмыцкие недра?

- У нас есть нефть, газ, это общеизвестно. Есть фосфор, цирконий. Из строительных материалов – песок, глина, известняк. Много бишофита, это ископаемая соль, оставшаяся от испарения древнего моря. Бишофит – очень ценный материал, он богат алюминием в жидком виде, магнием, но нет технологии извлечения. Что касается пресной воды, в Калмыкии 38 месторождений в пределах Ергенинской возвышенности.

- С такой богатой «геологической» биографией вам, наверняка, принадлежит авторство некоторых месторождений.

- Без ложной скромности скажу, что мною открыты три нефтяных месторождения – Василек, Иван и Байр. Также открывал газовые месторождения – Полевое, Касаткинское, участвовал в открытии известного Совхозного месторождения газа на севере Калмыкии и газового месторождения в Астраханской области.

- Какие-то дивиденды вам полагались?

- Это было в советское время. Тогда никаких бонусов не было, работали за зарплату, небольшие премии. Испытывали, конечно, удовлетворение от открытия, не более того. Зато наша работа дала толчок развитию нефте- и газодобычи, других смежных отраслей.

- Об огромных запасах углеводородов в Калмыкии и на шельфе Каспия не рассуждает разве что ленивый…

- Давайте сразу оговоримся, что шельф – это прерогатива федеральных структур. В Калмыкии действительно очень много углеводородов. Скажу больше – под нашими ногами, в глубинах земной коры находятся целые горы высотой 12-15 км. Эти горы вулканические, т. е. под нами жерла вулканов, одно из них на глубине 8-9 км под самой высокой точкой республики – горой Шаред. Из жерла выходит газ или пар высочайшей температуры, по законам физики он поднимается вверх по мелким трещинам. На своем пути он все растворяет, в том числе органику. В итоге образуется нефть, другие полезные ископаемые. Пять вулканов в недрах Калмыкии – моя гипотеза, официальная наука это пока не подтвердила.

- Сегодня чем конкретно занимаетесь?

- Внедрением новых технологий в области увеличения добычи нефти и газа. Консультирую компании, мои рекомендации, между прочим, позволяют кратно увеличить дебет нефти на старых скважинах. Методы разные, в том числе применение химических реагентов. В Калмыкии наш научный институт провел сейсморазведочные и электроразведочные работы. Я к этому был причастен. Ставятся новые задачи, так что без работы геологи не останутся никогда.

Валерий АСАРХИНОВ

Добавить комментарий

Комментарии публикуются после проверки администратором.


Защитный код
Обновить