23.07.2019, 19:01

С героем сегодняшней публикации мы познакомилась полгода назад. Повод для этого выдался более чем подходящий - 15 февраля Олег Дорджиев в составе делегации из Калмыкии принимал участие в юбилейных торжествах в Москве по случаю 30-летия со дня вывода Ограниченного контингента советских войск с территории Демократической Республики Афганистан.

Главное - жив остался

«Мероприятие началось с возложения цветов и митинга на Поклонной горе, где я встретился со своими однополчанами, командиром роты и полка. Правда, был один неловкий момент. Представьте себе: все мы на эмоциях, с криками и возгласами обнимаемся, и тут подходит ко мне мужичок лет под 70, вижу, что он смотрит на меня. Потом говорит: я с тобой в разведроте не служил, но отношение к Афганистану имею прямое». Я говорю ему: извините меня, но я не могу вас вспомнить. Тогда он мне отвечает: калмык, это я - твой командир полка. Я его, как и остальных, обнял, и конечно извинился перед ним. Неудобно получилось. Потом тепло пообщались. Оказывается, сейчас Сергей Васильевич Антоненко (генерал-лейтенант) работает в Министерстве обороны России, специально приехал на встречу, повидаться с нами. Мой комполка сказал, что помнит меня, мне это было приятно», - поделился с «ЭП» Олег Николаевич.

Командир полка не случайно запомнил нашего земляка. Как выяснилось, он подписывал документы на награждение «калмыка» «Медалью за Отвагу» и дважды отправлял наградные листы в Москву на присвоение ордена «Красная Звезда». Узнав о том, что Олег Дорджиев второй орден так и не получил, тут же спросил у командира роты: «Почему?». Тот пожал плечами: «Не знаю».

Сегодня, когда минуло более трех десятков лет, Олег Николаевич считает, что нет ничего страшного в том, что не получил той награды, главное для него, что жив остался. К слову, во время встречи на Поклонной горе комполка лично вручил нашему земляку медаль «Участника боевых действий», подписанную командующим 40-й Армии генералом армии В.Ф. Ермаковым. Сказал, что специально привез для него. «Все мои однополчане состоялись в жизни, было много воспоминаний. Помянули погибших ребят. К сожалению, почти половины уже нет. Кто-то после демобилизации так и не восстановился от тяжелых ранений, у кого-то судьба не сложилась. С каждым годом моих однополчан становится все меньше и меньше», - сокрушается собеседник.

На той войне они не думали о наградах. Командир разведроты Владимир Михайлович Подоляк, человек-легенда, как говорит Олег, «отец наш», старше-то был тех, кого он вел в бой, всего на три года. Начинал служить молодым лейтенантом, был командиром взвода, а потом возглавил роту вместо своего убывшего командира. «Мне было 18 лет, а ему - 21. Мы вместе прошли через Афган. Перед праздничным концертом в Кремлевском дворце съездов мы сидели с однополчанами в ресторане, вспоминали годы службы в ДРА и я спросил у своего командира: трудно было руководить ротой? Он ответил, когда взял над собой командование, понял - важно не только самому выжить, но и сохранить жизни солдат. "Как мог, я берег ребят", - сказал он. И конечно, мы все это понимали, но непредвиденных обстоятельств было много, потому что когда начинается перестрелка, бой, ни о чем не думаешь, абсолютно, убьют или нет, о смерти не думаешь», - рассказал воин-интернационалист.

Встретимся в Афганистане

Олег Дорджиев служил в провинции Парван, в Джабальской разведроте с 1986 по 1988 годы. За участие в боевых действиях награжден государственными наградами, орденом «Красная звезда», медалями «За Отвагу» и «За отличие в воинской службе 2 степени».

Возможно, его жизнь сложилась бы иначе, если бы не Афган...

В 1985 году Олег поступил в Башантинский совхоз-техникум. Его мама мечтала, чтобы он стал зоотехником. Через полгода, 3 мая 1986 года его призвали в Армию из Городовиковского райвоенкомата. И буквально сразу же Олега в числе других 10 ребят из Калмыкии отобрали для службы в Афганистане (команда призыва 1141). Сегодня он с грустной улыбкой вспоминает: «А мы что, молодые ребята, кто воспринял хорошо, кто задумался, а кто начал нервничать. Утром 5 мая на автобусе нас отвезли в Минводы. Оттуда полетели в Ашхабад. В Туркмении я попал в «учебку», в Кишинский полк. Со мной вместе и земляки Сергей Булуктаев, Сергей Бадмаев, Геннадий Модункаев. Так для нас началась служба в армии».

Это была сержантская школа. После пяти месяцев в «учебке» ребята получали звание сержанта и отправлялись на территорию Афганистана.

Так, 31 октября 1986 года они приземлились на военный аэродром города Кабула. Парни из Калмыкии хотели служить вместе, но мнения разделились. Олег решил пойти служить в ДШБ или в спецназ, остальные решили остаться в Кабуле. В итоге двое ребят выбрали пехоту, а Олег решил служить там, куда судьба определит.

«В 6.00 утра на пересыльном пункте аэропорта города Кабул к нам подошел высокий капитан в зеркальных очках с эмблемой десантника и спросил:

-        Есть желающие служить в разведроте?

-        «А куда?» - поинтересовался я.

-        Какая тебе разница, поехали, - ответил десантник. Спросил еще про «учебку» и, узнав о том, что я из Кишинского полка, одобрительно добавил, - О, такие нам годятся».

Все решилось довольно быстро, и 20 человек новобранцев вместе с капитаном полетели на вертолетах в Баграм. Оттуда их развезли на БТР по воинским частям. 3 ноября 1986 года Олег попал в провинцию Парван, в Джабальскую разведроту и все два года прослужил там. «Когда я туда приехал и вышел из БТР, то подумал: О боже, куда я попал!? С одной стороны горы, с другой - непроходимая «зелёнка» (местность схожая с джунглями). Нам всем вручили автоматы, экипировку и 4 ноября 1986 года утром мы вылетели на вертолетах в ущелье Панджшер. Как раз началась всеармейская операция «Панджшер». А у меня с этого момента - борьба за выживание. Честно говоря, я не представлял что это такое смерть, а когда я увидел столько погибших, это просто неописуемо. Операция длилась около месяца. Таким вот было мое первое боевое крещение. У меня до сих пор перед глазами та картина. Мне ведь было всего 18 лет», - вспоминает Олег Дорджиев.

По его словам, именно тогда он осознал ценность человеческой жизни и поверил в то, что все, что в ней происходит, не случайно, а закономерно. «Вы знаете, на войне случаются порой удивительные вещи, которым в мирной жизни не предаешь значения. У меня был сосед в поселке Заливной Улюмджи Манджиев, одноклассник моего брата, которого мы звали в детстве Федей. В школьные годы я увлекался фотоделом, на проводах Феди и моего брата, они призывались в один день, фотографировал. Это было в октябре 1984 года. Так вот, сидим мы за столом, и вдруг Федя говорит мне: «Мы с тобой через полтора года встретимся в Афганистане». И действительно, через полтора года во время операции «Панджшер» 4 ноября 1986 года я с ним встретился в горах. Вот не поверите. Когда нас в горах десантировали (обычно вертолет нас оставлял и остальное уже наши проблемы: как мы дальше будем воевать, что будем делать - все от нас самих зависело). И вот мы уже закинули себе за спину экипировку (вода, еда, боеприпасы килограммов на 40), смотрю - в гору поднимается пехота. Тянется огромная вереница в пятидесяти метрах от нас, проходит мимо и уходит в горы. Вижу со спины вроде бы знакомого человека. Думаю: где-то я его раньше видел. Федя? И как закричал: «Фе-е-е-едя!» Он остановился, поворачивается, точно, Федя! Представляете, встретились в горах Афганистана во время боевых действий. Он повернулся и не поймёт, потом возглас: «А-а-а!» Он сбросил с себя пулемет, ленту, я тоже скидываю всю экипировку, и мы бежим друг к другу навстречу. Встретились, обнялись и упали. Вдвоем плачем».

Тогда между ними произошел такой разговор:

-        Ты куда попал? - спросил Федя.

-        В разведроту.

-        Олег, там тебя убьют. Там потери большие. Может, перейдешь в пехоту?

-        Нет, если погибну, значит, судьба. Выживу, значит, выживу, я ничего не стану менять.

-        Если выживем после этой операции, я заеду к тебе в полк, проведаю, - сказал Федя и побежал догонять своих пехотинцев.

Потом он, как и обещал, заехал, спросил: «Кушать хочешь? - получив утвердительный ответ, дал Олегу тушенку, сгущенное молоко, печенье, конфеты, - Тебе в горах пригодится».

Олег Николаевич и сейчас с удивлением восклицает: «Вот ведь как в жизни бывает. Никогда я в подобное не верил. Это какая-то мистика! Я тогда в горах спросил у Феди: почему ты так сказал на проводах? А он говорит: не знаю. Просто я сидел, на всех смотрел и понял, что мы с тобой через 1,5 года встретимся. Как он сказал, так и получилось. Федя тоже вернулся из Афгана живым. Я когда на дембель пришел, то первым делом заехал к нему. Он на тот момент жил в поселке Ергенинский, обнял его, сели мы с ним, чай калмыцкий попили, сто грамм, потом я дальше поехал, к родным, в поселок Заливной».

Ещё бы пару калмыков...

О том, что воины-калмыки проявляли на войне чудеса храбрости, Олег Дорджиев, конечно, читал в художественной литературе и прессе, но в Афгане убедился в этом воочию. В полку, где он служил, был земляк из села Троицкое Целинного района Баатр Бадмаев. Он с августа 1985 года служил в третьем батальоне на перевале Саланг, а это было самое опасное место. Когда Баатру сказали, что в разведроте тоже служит калмык, он специально приехал, чтобы повидаться с земляком.

«Приехал, спросил: как дела? Я говорю: воюем. На тот момент я о нем уже был наслышан и гордился своим земляком, о котором все отзывались хорошо, говорили с особым уважением. Баатр с виду такой добродушный, улыбчивый, но в нем был очень крепкий внутренний стержень, он ничего не боялся. У него были почет, уважение, боевые награды. Мы с ним вместе дважды ходили на боевые действия, прочесывание кишлаков, он был бесстрашен, абсолютно. Всегда спокоен, улыбается и любил разговаривать на калмыцком. Говорил мне: «хальмгар келхм». Его спокойствие передавалось мне. Потом я познакомился с его командиром батальона, который мне сказал: еще бы пару калмыков и все было бы нормально. Баатр был заместителем командира взвода, уважаемым человеком, который мог проявить себя не только в бою, отличался уважительным отношением к сослуживцам. Я до сих пор горжусь тем, что у меня есть такой полчок, мы с ним дружим, часто встречаемся», - с теплотой отзывается о земляке- сослуживце Олег Дорджиев.

Везёт на хороших людей

Война меняет мировоззрение человека. До Афганистана Олег думал: женюсь, будут у меня 1-2 ребенка. А когда был на войне, своим однополчанам сказал: если я выживу, у меня будет много детей. Потому что, видя столько смертей, он понял, какое это счастье - просто жить. И супруге сказал, что мечтает иметь много детей. И она поддержала его в этом - у четы Дорджиевых шестеро детей: два сына и четыре дочки.

После службы в Армии командование полка рекомендовало Олега для поступления в высшую следственную школу МВД г. Минска и все необходимые документы прямо из Афганистана были отправлены в Белоруссию. И он уже планировал ехать в Минск на зачисление. Но тут вмешался прокурор республики Владимир Бадмаевич Шипиев.

Как вспоминает Олег, после демобилизации он вернулся домой. И вот приходит к нему местный участковый Анатолий Бутаевич и говорит:

-        Олег, тебя прокурор района ищет.

-        А что случилось?

-        Не знаю, позвонили, сказали, срочно явиться в прокуратуру.

Олег в некотором замешательстве: вроде только с армии пришел, что мог натворить? Сел с участковым в его самосвал «ГАЗ-53» и поехал в районную прокуратуру. А там ему прокурор района Владимир Николаевич Манджиев спрашивает:

- Хотите поступить в юридический институт?

- Да, нет, мои документы уже в Минске, - отвечает демобилизованный.

Как потом выяснилось, прокурор республики В.Б. Шипиев дал указание найти Олега Дорджиева и предложить ему поступить по направлению от Калмыкии в Харьковский юридический институт. Олег согласился. Владимир Николаевич тут же созванивается с В.Б.Шипиевым, уточняется, а тот ему говорит: «Срочно готовьте документы, чтобы в течение двух дней он был в Харькове - прием документов заканчивается».

Так и решилась дальнейшая профессиональная судьба демобилизованного воина-афганца. За два дня собрали необходимые для поступления документы, и даже купили билет на самолет.

«Я прилетел в Харьков и буквально за день до окончания приема успел сдать документы и поступил. Так началась моя вторая жизнь. Потом я перевез семью в Харьков, где я и учился. С того времени моя супруга Галина всегда вместе со мной. Судьба была благосклонна ко мне, дарила встречи с хорошими людьми», - вспоминает герой нашей публикации.

После окончания Харьковского юридического института Олега Дорджиева направили на работу в прокуратуру Кетченеровского района. Попал в подчиненные к уже знакомому Владимиру Николаевичу. Но это уже другая история, которую, возможно, мы поведаем позже.

Нынешний год для воинов-афганцев юбилейный, это не просто очередная круглая дата, а время переосмысления пройденного пути. На вопрос, что для Олега Дорджиева значит Афган, он ответил: "Война учит любить жизнь. Когда я демобилизовался, мне было 20 лет. Всего за два года службы в Афганистане я повзрослел настолько, что на жизнь уже смотрел другими глазами. Война учит, воспитывает и перевоспитывает человека, закаляет, вырабатывает характер, но лучше, конечно, пройти это все заочно.

Зоя Убушиева

Фото из дембельского альбома Олега Дорджиева

Калькулятор расчета пеноблоков смотрите на этом ресурсе
Все о каркасном доме можно найти здесь http://stroidom-shop.ru
Как снять комнату в коммунальной квартире смотрите тут comintour.net